Скрыть результаты поиска
Архив Театры
Спасибо. Ваш голос принят!

Тюркаре

2015-06-01 06:57

Спектакль по комедии Алена Рене Лесажа.

Молодая баро­несса оказа­лась после смерти мужа в весьма стес­ненных обсто­я­тель­ствах. А потому она вынуж­дена поощ­рять ухажи­вания мало­сим­па­тич­ного и дале­кого от её круга дельца Тюркаре, который влюблен в нее и обещает жениться. Не совсем ясно, сколь далеко зашли их отно­шения, однако факт, что баро­несса стала прак­ти­чески содер­жанкой Тюркаре: он опла­чи­вает её счета, делает дорогие подарки и посто­янно появ­ля­ется у нее дома Кстати, все действие комедии проис­ходит в будуаре баро­нессы. Сама же краса­вица питает страсть к юному аристо­крату шевалье, без зазрения совести прома­ты­ва­ю­щему её деньги. Горничная баро­нессы Марина пере­жи­вает из-за расто­чи­тель­ства хозяйки и боится, что Тюркаре, узнав правду, лишит баро­нессу всякой поддержки.

С этой ссоры госпожи со служанкой начи­на­ется пьеса. Баро­несса признает доводы Марины правиль­ными, обещает ей порвать с шевалье, но её реши­мости хватает нена­долго. Как только в будуар вбегает лакей шевалье Фронтен со слезным письмом от хозяина, в котором сооб­ща­ется об очередном крупном проиг­рыше в карты, баро­несса ахает, тает и отдает последнее — брил­ли­ан­товое кольцо, недавно пода­ренное Тюркаре. «Заложи его и выручи своего хозяина», — нака­зы­вает она. Марина в отча­янии от подоб­ного мало­душия. К счастью, появ­ля­ется слуга Тюркаре с новым подарком — на этот раз делец прислал вексель на десять тысяч экю, а вместе с ним неук­люжие стихи собствен­ного сочи­нения. Вскоре он сам явля­ется с визитом, в ходе кото­рого распро­стра­ня­ется благо­склонно слуша­ющей его баро­нессе о своих чувствах. После его ухода в будуаре появ­ля­ются шевалье с Фрон­теном. Марина отпус­кает в их адрес несколько колких фраз, после чего баро­несса не выдер­жи­вает и уволь­няет её. Та возму­щенно уходит из дома, заметив, что все расскажет «госпо­дину Тюркаре». Баро­несса, однако, уверена, что сумеет убедить Тюркаре в чем угодно. Она отдает шевалье вексель, чтобы он быстрее получил по нему деньги и выкупил зало­женное кольцо.

Остав­шись один, сооб­ра­зи­тельный лакей Фронтен фило­софски заме­чает: «Вот она, жизнь! Мы обираем кокетку, кокетка тянет с откуп­щика, а откупщик грабит всех, кто попа­дется под руку. Круговое мошен­ни­че­ство — потеха, да и только!»

Поскольку проигрыш был лишь выдумкой и кольцо никуда не закла­ды­ва­лось, Фронтен быстро возвра­щает его баро­нессе. Это весьма кстати, так как в будуаре вскоре появ­ля­ется рассер­женный Тюркаре. Марина расска­зала ему, как нагло поль­зу­ется баро­несса его день­гами и подар­ками. Рассви­репев, откупщик разби­вает вдре­безги дорогой фарфор и зеркала в спальне. Однако баро­несса сохра­няет полное само­об­ла­дание и высо­ко­мерно пари­рует все упреки. Она припи­сы­вает «поклеп», возве­денный Мариной, тому, что ту изгнали из дома. Под конец она пока­зы­вает целе­хонькое кольцо, которое якобы отдано шевалье, и тут Тюркаре уже полно­стью обез­оружен. Он бормочет изви­нения, обещает заново обста­вить спальню и вновь клянется в своей страстной любви. Вдобавок баро­несса берет с него слово поме­нять своего лакея на Фрон­тена — слугу шевалье. Кстати, послед­него она выдает за своего кузена. Такой план был составлен заранее вместе с шевалье, чтобы спод­ручнее выма­ни­вать у откуп­щика деньги. Марину же сменяет новая хоро­шенькая горничная Лизетта, невеста Фрон­тена и, как и он, поря­дочная плутовка. Эта парочка угова­ри­ва­ется побольше угождать хозя­евам и дожи­даться своего часа.

Желая загла­дить вину, Тюркаре наку­пает баро­нессе новые сервизы и зеркала. Кроме того, он сооб­щает ей, что уже приобрел участок, чтобы построить для возлюб­ленной «чудесный особняк». «Пере­строю его хоть десять раз, но добьюсь, чтобы все было по мне», — с гордо­стью заяв­ляет он. В это время в салоне появ­ля­ется еще один гость — молодой маркиз, прия­тель шевалье. Встреча эта непри­ятна Тюркаре — дело в том, что когда-то он служил лакеем у дедушки маркиза, а недавно бессо­вестно надул внука, о чем тот немед­ленно и расска­зы­вает баро­нессе: «Преду­пре­ждаю, это насто­ящий живодер. Он ценит свое серебро на вес золота». Заметив кольцо на пальце баро­нессы, маркиз узнает в нем свой фамильный перстень, который ловко присвоил себе Тюркаре. После ухода маркиза откупщик неук­люже оправ­ды­ва­ется, замечая, что не может же он давать деньги в долг «даром». Затем из разго­вора Тюркаре с помощ­ником, который ведется прямо в будуаре баро­нессы — она тактично выходит для такого случая, — стано­вится ясно, что откупщик зани­ма­ется круп­ными спеку­ля­циями, берет взятки и по знаком­ству распре­де­ляет теплые местечки. Богат­ство и влияние его очень велико, однако на гори­зонте забрез­жили непри­ят­ности: обанк­ро­тился какой-то казначей, с которым Тюркаре был тесно связан. Другая непри­ят­ность, о которой сооб­щает помощник, — в Париже госпожа Тюркаре! А ведь баро­несса считает Тюркаре вдовцом. Все это требует от Тюркаре немед­ленных действий, и он спешит удалиться. Правда, перед уходом проныр­ливый Фронтен успе­вает угово­рить его купить баро­нессе собственный дорогой выезд. Как видим, новый лакей уже приступил к обязан­но­стям выши­бания из хозяина крупных сумм. И, как спра­вед­ливо отме­чает Лизетта по адресу Фрон­тена, «судя по началу, он далеко пойдет».

Два шалопая-аристо­крата, шевалье и маркиз, обсуж­дают свои сердечные победы. Маркиз расска­зы­вает о некой графине из провинции — пусть не первой моло­дости и не осле­пи­тельной красоты, зато весе­лого нрава и охотно дарящей ему свои ласки. Заин­те­ре­со­ванный шевалье сове­тует другу прийти с этой дамой вечером на званый ужин к баро­нессе. Затем следует сцена очеред­ного выма­ни­вания денег у Тюркаре способом, приду­манным хитрым Фрон­теном. Откуп­щика откро­венно разыг­ры­вают, о чем он даже не подо­зре­вает. Подо­сланный Фрон­теном мелкий чиновник, выда­ющий себя за судеб­ного пристава, предъ­яв­ляет доку­мент о том, что баро­несса будто бы должна по обяза­тель­ствам покой­ного мужа десять тысяч ливров. Баро­несса, подыг­рывая, изоб­ра­жает сначала заме­ша­тель­ство, а потом отча­яние. Расстро­енный Тюркаре не может не прийти к ней на помощь. Он прого­няет «пристава», пообещав взять все долги на себя. Когда Тюркаре поки­дает комнату, баро­несса неуве­ренно заме­чает, что начи­нает испы­ты­вать угры­зения совести. Лизетта горячо успо­ка­и­вает ее: «Сначала надо разо­рить богача, а потом можно будет и пока­яться. Хуже, если придется каяться в том, что упустили такой случай!»

Вскоре в салон приходит торговка госпожа Жакоб, реко­мен­до­ванная прия­тель­ницей баро­нессы. Между делом она расска­зы­вает, что дово­дится сестрой богачу Тюркаре, однако этот «выродок» совсем ей не помо­гает — как, кстати, и собственной жене, которую отослал в провинцию. «Этот старый петух всегда бегал за каждой юбкой, — продол­жает торговка. — Не знаю, с кем он связался теперь, но у него всегда есть несколько дамочек, которые его обирают и наду­вают... А этот болван каждой обещает жениться».

Баро­несса как громом пора­жена услы­шанным. Она решает порвать с Тюркаре. «Да, но не раньше, чем вы его разо­рите», — уточ­няет преду­смот­ри­тельная Лизетта. К ужину явля­ются первые гости — это маркиз с толстой «графиней», которая на самом деле не кто иная, как госпожа Тюркаре. Просто­душная графиня с важно­стью распи­сы­вает, какую вели­ко­свет­скую жизнь ока ведет у себя в провинции, не замечая убий­ственных насмешек, с кото­рыми коммен­ти­руют её речи баро­несса и маркиз. Даже Лизетта не отка­зы­вает себе в удоволь­ствии вста­вить колкое словцо в эту болтовню, типа: «Да, это насто­ящее училище галант­ности для всей Нижней Нормандии». Разговор преры­ва­ется приходом шевалье. Он узнает в «графине» даму, что атако­вала и его своими любез­но­стями и даже присы­лала свой портрет. Маркиз, узнав об этом, решает проучить небла­го­дарную измен­ницу.

Он оказы­ва­ется отмщен в самом скором времени. Сначала в салоне появ­ля­ются торговка госпояса Жакоб, а следом за нею Тюркаре. Вся троица ближайших родствен­ников обру­ши­ва­ется друг на друга с грубой бранью — к удоволь­ствию присут­ству­ющих аристо­кратов. В это время слуга сооб­щает, что Тюркаре срочно вызы­вают компа­ньоны. Появив­шийся затем Фронтен объяв­ляет о ката­строфе — его хозяин взят под арест, а в доме у него все конфис­ко­вано и опеча­тано по наводке креди­торов. Пропал и вексель на десять тысяч экю, выданный баро­нессе, так как шевалье поручил Фрон­тену отнести его к меняле, а лакей не успел этого сделать... Шевалье в отча­янье — он остался без средств и привыч­ного источ­ника доходов. Баро­несса также в отча­янье — она не просто разо­рена, она еще убеди­лась в том, что шевалье обма­нывал ее: ведь он убеждал, что деньги у него и на них он выкупил кольцо... Бывшие любов­ники расста­ются весьма холодно. Возможно, маркиз с шевалье утешатся за ужином в ресто­ране, куда они вместе отправ­ля­ются.

В выиг­рыше оказы­ва­ется один расто­ропный Фронтен. Он объяс­няет в финале Лизетте, как ловко всех обманул. Ведь вексель на предъ­яви­теля остался у него, и он уже разменял его. Теперь он обла­дает приличным капи­талом, и они с Лизеттой могут поже­ниться. «Мы с тобой народим кучу детишек, — обещает он девушке, — и уж они-то будут чест­ными людьми».

Однако за этой благо­душной фразой следует последняя реплика комедии, весьма зловещая, которую произ­носит все тот же Фронтен: «Итак, царство Тюркаре кончи­лось, начи­на­ется мое!»
platonov@imsi.ru

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Поле не заполнено или содержит недопустимые символы.
Имя: E-mail:
Комментарий:
  Сообщать о новых комментариях.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...