Скрыть результаты поиска
Архив Театры
Спасибо. Ваш голос принят!

Gaudeamus (1)

2015-01-09 23:35

Что побуждает меня включиться в незатухающую полемику вокруг спектакля "Для веселья нам даны молодые годы"? Как музыкант я воспринимаю театральное представление, придуманное и осуществленное Львом Додиным и его учениками, прежде всего в звучании. Спектакль насквозь музыкален, и эта его сторона, мне кажется, еще недостаточно оценена коллегами-критиками. "19 импровизаций на темы повести Сергея Каледина "Стройбат" (так обозначен в афише жанр спектакля) - это настоящий гимн во славу музыки. При том, что музыка тут частенько заземлена, поется дурными голосами, а то и просто подвергнута поруганию.

На этот эпизод обращали уже внимание рецензенты, по-разному это толкуя. Библиотекарша (Н. Кромина) наигрывает на рояле Rondo alla Turca Моцарта, а затем с кавалером (И. Черневич) пытается приспособить его крышку под ложе любви. Но ступни их касаются клавиатуры, и вдруг большими пальцами ног они начинают выводить мелодию и бас - снова Моцарт, соль-минорная симфония. Унижено благородное пианофорте и оскорблена Музыка! Но как реагирует она сама? Музыка великодушна. Дуэт молодых людей звучит согласно и даже вдохновенно, а набегающие волны оркестра утверждают пушкинское: "но и любовь - мелодия". Молодые люди встают, принимая красивые балетные позы, и сорвавшийся с места рояль уносит их к облакам.

Тут - одна из самых важных для Додина метафор, которыми буквально кишит спектакль: душа человеческая, как и музыка, рождена свободной и прекрасной. Как и музыка, она отчаянно противится унижению...

Спектакль Додина фантасмагоричен, и музыка в большой степени делает его таким. Жизненные детали тут абсолютно точны и достоверны, но складывающаяся из них картина, как у Сальвадора Дали, попахивает ирреальностью, безумием: она отражает наш сумасшедший мир.

Музыка для спектакля подбиралась по принципу "нестыкуемости"- с той музыкой, что отзвучала ранее и что вступит позднее, и с самим действием. Принцип этот прямо-таки декларативно утверждается в самом начале. Натянув военную форму, новобранцы вкупе с "дедами" запевают строевую - таковой оказывается сугубо лирическая-ностальгическая "Синий, синий иней". Я спросил потом у исполнителей-сочинителей: почему так? Ответили, что подсказал их армейский опыт. Поскольку строевые песни нынче, как и все остальное, в дефиците, то по приказу "петь" затягивают, печатая шаг, что-либо типа "Спят усталые игрушки" или "Герл", чем неподходяще, тем лучше.

Русская протяжная "Краса моя девичья" и менуэт Боккерини,- вальс Жака Бреля и песня про пограничников, "Гаудеамус" и воинская блатная "Дембеля" и еще многое другое, перемешавшись, образуют звуковое панно, от разнузданной пестроты которого "рябит в ушах". Повторю снова: фантасмагория! Но все в этом спектакле можно трактовать диалектически - "а с другой стороны…" Многосоставность его партитуры - это многоликость одетой в унылую униформу стриженой братии: у каждого - свой норов, свой душевный опыт, свои мечтания. Поют и музицируют все отменно (не преминем воздать должное педагогам по музыкальной части Г. Канаун и М. Александрову). Более того: музыка наполняет все их существо, определяя интонацию речи, ритм, пластику. Но стройбатовская воспитательная система словно каток, что проезжает по музыке, по мозгам, по жизни молодых людей...

Долгое развертывание действия - сценического и музыкального - сохраняется на уровне мрачного солдатского юмора, хотя от постоянного разлада между нормой, мечтой и происходящим накапливается отрицательная энергия. И к концу она прорывается: убийство, предательство. Лишь после спектакля, прокручивая его В памяти, осознаёшь, как умно он выстроен. Словно в хорошей симфонии, потрясает исподволь подготовленная и все же неожиданная трагедийная кульминация - когда в звуки музыки непереносимым диссонансом вторгаются звуки, жизни. Множество шаров, символов детской радости, с жутким скрежетом сморщивается и оглушительно лопается под ударами солдатских сапожищ. Эта метафора бессмысленной жестокости куда более впечатляюща, нежели "натуральное" выражение. А затем наступает момент катарсиса, и тут уж главенствует музыка литургическая, возвышенная, плясовая, ликующая (быть может, ее даже чуть многовато). Мне странно, что некоторые из писавших о спектакле не услышали его трагедийного симфонизма.

Я считаю эту учебную работу молодых режиссеров и актеров выдающимся художественным явлением. И вот - предложение, ради которого, признаюсь, пишу. Спектакль увидело несколько тысяч зрителей и еще несколько сот, вероятно, посмотрит. Затем, очевидно, его снимут: молодым людям пора отрастить шевелюры и выполнять новые учебные работы. Между тем, он должен быть сохранен. Его необходимо заснять на пленку. На худой конец - просто "по трансляции", но лучше бы, затратив специально время и усилия, сделать фмльм-спектакль. Маэстро Додин, это очень нужно! Кинематографисты, телевизионщики, спонсоры, отзовитесь!

М.Бялик

Комментарии (1)

Герасим 2016-01-31 06:58:17
Пасквиль от начала и до конца, даже форму стойбата и то переврал. Было три формы рабочая, повседневная и парадная.Отслужил три года в стройбате и только хорошее вспоминаю, не говоря о зарплате, которая сегодня и не снилась многим россиянам.

Добавить комментарий

Поле не заполнено или содержит недопустимые символы.
Имя: E-mail:
Комментарий:
  Сообщать о новых комментариях.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...