Скрыть результаты поиска
Архив Театры
Спасибо. Ваш голос принят!

Долгое путешествие в ночь

2015-10-05 15:39

При чтении пьесы легко фантазировать, какое удовольствие можно было бы найти именно в воссоздании атмосферы дома, в котором живут герои Юджина О`Нила семья Тайрон. В доме этом очень плохо: мать - морфинистка, один из сыновей спивается, другой, скорей всего, вскоре умрет от туберкулеза, а в несчастьях своих все обвиняют прижимистого отца, бывшего актера Тайрона-старшего, экономящего на лечении сына. Собственно говоря, на протяжении всей пьесы герои заняты тем, что гонят от себя страшные правды друг о друге, но те вырываются наружу и подчиняют себе Тайронов.

Лев Додин и художник Александр Боровский отодвинули быт в сторону и приподняли действие над ним - не только в переносном, но и в прямом смысле. Все три с лишним часа Татьяна Шестакова, Игорь Иванов, Петр Семак и Сергей Курышев играют буквально на маленьком пятачке, в деревянной беседке, выдвинутой вверх и нависающей над серединой первого ряда зрителей. У Юджина О`Нила Тайроны живут около моря. От беседки в глубь сцены ведет мостик, и можно предположить, что это пирс, а беседка стоит в воде. Но в спектакле Додина нет следов моря, под маленькой, тесной площадкой - пропасть пустого сценического трюма, а вокруг нее густая чернота сцены.

Четверым персонажам в этом спектакле не за что спрятаться. Лев Додин оставляет лучших актеров своей труппы один на один с мучительным, написанным, по признанию самого драматурга, "слезами и кровью" текстом пьесы - члены одной семьи истязают друг друга хуже злых врагов. Со временем начинаешь подозревать, что и семьи-то, может быть, никакой нет. Узнав о сделанном в МДТ распределении ролей для пьесы О`Нила, пристрастные наблюдатели, сверившись с биографическими данными, взялись за устный счет и стали прикидывать, на сколько (или даже во сколько раз) господа Курышев и Семак старше своих героев, которым нет и тридцати, и, соответственно, как их Эдмунд и Джейки будут смотреться сыновьями Мэри-Шестаковой и Джеймса-Иванова. Неловкость эту Лев Додин не только не стремится завуалировать (что было бы уж совсем неловко), а даже подчеркивает: намеренно смешно выглядит затрещина, отпущенная отцом Джейки, точно мальчику, намеренно же смешно выглядит и седой Эдмунд, который снимает штаны и подставляет отцу зад для ремня. Мир пьесы, в которой описаны отношения родителей и детей, оказывается на самом деле бездетным. И если какой-то отец и важен в спектакле, то тот, которого пишут с большой буквы.

Кажется, что именно мотив потерянной веры, всеобщей богооставленности стал для Льва Додина главным. В ней видит режиссер причину катастрофы Тайронов, причину черноты вокруг и пустоты под ногами. Мэри Тайрон по пьесе когда-то была воспитана в строгом католицизме. И в финале спектакля героиня Татьяны Шестаковой возвращена режиссером к радости веры - к ней же она, видимо, возвращает и остальных. Мэри буквально "воскрешает" и медленно уводит за собой троих мужчин. Финал, конечно, очень сильный, но сложный по тону и потому рискованный. Убеждает он прежде всего благодаря мастерству и искренности Татьяны Шестаковой. К ясности последних минут со временем подтянется и весь спектакль. Ведь у него, как и у других работ Льва Додина, наверняка будет "долгое путешествие" в жизнь.
Роман Должанский

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Поле не заполнено или содержит недопустимые символы.
Имя: E-mail:
Комментарий:
  Сообщать о новых комментариях.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Загрузка...